Сумасшедшее путишествие
Сумасшедшее путишествие
Когда я стояла у обочины, смотря на проезжавшие мимо машины, меня всю трясло от холода. Я была голодна, легко одета и напугана. Мой бывший выбросил меня по среди дороги, не довез даже до города, потому мне пришлось ловить машину одной, в коротком платье, туфельках. Капроновые колготки ни каким образом не защищали от ветра и дождя, который вот-вот должен был начаться и уже по тиху капал, смачивая мои тонкие волосы. Ни один не останавливался. Все куда-то спешили, а за спиной был густой лес. Мне хотелось бежать куда-то, но я боялась пошевелиться, как вдруг возле меня остановилась большая фура, а в ней сидел заросший с черной густой щетиной мужчина. Он вышел, подошел ко мне и спросил куда мне надо, и как на зло нам оказалось не по пути. Но ради прикола, наверное, он посадил меня к себе, и мы еще долго стояли на том же месте, пытаясь понять как нам можно совместить наш путь.

Он дал мне одеяло, согрел теплым чаем, и сказал что все будет хорошо. А потом я уснула. Проснулась только когда стемнело. Мы ехали куда-то, и спросив об этом я услышала только одно – ну не выбрасывать же тебя спящую в морозы, да и мне нужно было ехать, от графика нельзя отставать. Потому мы оказались вместе. На утро, мужчина остановился возле отеля, дал мне денег и уехал куда-то, приказав ждать его. Но уж подойдя к своему номеру, я почувствовала, что это не к добру. Мой «сосед» по номеру постоянно следил за мной, и даже попытался зайти со мной в мой номер , под предлогом помочь освоиться. Но я его не впустила. Потом, он стучал так настойчиво ко мне, что когда я открыла ему двери, он молча залетел, толкнул меня в сторону и закрыв на замок двери, приказал молчать.

Мои руки в тот час были связаны, рот, глаза, все было так затужено, что не было сил даже пищать. Только ноги были свободны, но и это не просто так. Мужчина раздел меня, и тут же принялся лизать и трахать меня чем попало. Внутри влагалища я ощущала только жжение, которое усиливалось. Он тыкал в меня разными предметами, даже пульт пытался засунуть. А потом сильно бил меня чем-то кожаным. Наверное, это был ремень. Попа вся горела, поясница тоже не выдержала такого давления. Я хотела просо провалиться. Но , через кое какое время, мне еще предстояло выдержать давление со стороны его друзей, которым не хватало женской ласки. Они поставили меня лицом к стене, и чуть приседая трахали по очереди, впадая в истерический смех, потому как каждый кто меня трахал прикалывался над моим телом.

И только ближе к ночи меня отпустили подышать свежим воздухом, правда на веревке, которая была не длиннее 10-ти метров. Мне было так плохо, что я готова была ее грызть дабы сбежать, и у меня это получилось. Правда я не перегрызала ее, а нашла лезвие. В бегах была не долго, словила машину, в которой сидела двое хачиков, грузинской национальности, тоже изголодавшихся, и уже там действовала по старой схеме. Остановились на обочине, раздвинула ноги, дала каждому, при чем еще и с минетом. Заставили меня сосать прямо на морозе, когда на теле ни одной одежды, кроме какой-то порванной майки, и жалких, мокрых носков.
Оттраханая, я поехала домой. Ни оставили меня у подъезда и только к обеду меня забрали домой. Соседка дала мне запасные ключи, пожалела, накормила, уложила спать. Вспоминаю сейчас все как в бреду. Сижу и тайком плачу, поглядывая на общее фото меня и моего бывшего парня. С него же все началось. Задумываюсь о мести. Хотя, какая там месть, его жизнь и так наказала, не подарила мозгов. Сочувствую ему, и радуюсь, что осталась жива.
Добавить комментарий
Имя:*
Комментарий:*
Введите код с картинки:*

Наверх